Жак Вильнев — понемногу обо всем

Villeneuve_VenturiВопрос: Жак, недавно вы объявили о переходе в Формулу Е. Что привлекло вас в электрической серии?
Жак Вильнёв: Это профессиональный международный гоночный чемпионат. Гонки проходят на небольших уличных трассах в центре крупных городов – мне нравится такой формат.

Вопрос: Может ли Формула Е определить перспективные направления для других серий, в частности – для Формулы 1?
Жак Вильнёв: Нет, безусловно, нет. Формула 1 должна оставаться собой, хотя в последнее время здорово изменилась. Прежде гонки были серией спринтов, а сейчас это скорее гонка на длинную дистанцию, но при этом на сезон почему-то разрешено использовать только четыре мотора. Каждая серия уникальна, в том числе и Формула Е, и Ле-Ман.

Вопрос: Вас не смущает, что на машинах Формулы Е не слышно звука моторов?
Жак Вильнёв: Нет. На машинах NASCAR моторы V8 со стороны звучат очень здорово, но в кокпите после трёх часов на трассе от столь громкого звука порой болит голова.

Вопрос: О чём вы подумали, когда в Хересе 1997 года Михаэль Шумахер врезался в вашу машину?
Жак Вильнёв: Я мысленно его поблагодарил, ведь в итоге я остался на трассе, а он вылетел. Нет, я не был расстроен, ведь я выиграл чемпионский титул. Меня больше огорчало, когда позже всё пытались представить так, словно в тот момент он не допустил ошибку.

Вопрос: Вы не сожалеете, что в 1999-м связались с командой BAR?
Жак Вильнёв: Я был одним из совладельцев. Создание команды стало интересным опытом. Мы уже в первом сезоне порой квалифицировались в первой шестёрке – лучше, чем McLaren Honda сегодня. За несколько лет команда завоевала множество подиумов, а сейчас называется Mercedes AMG. О чём тут жалеть? Это был замечательный проект.

Вопрос: Вы можете представить себя на посту руководителя команды?
Жак Вильнёв: Почему нет? Руководителем или инженером – оба варианта были бы интересны.

Вопрос: В 2011-м у вас почти получилось, все говорили о появлении в Формуле 1 команды Villeneuve Racing. Насколько близки вы были к реализации этого проекта?
Жак Вильнёв: Очень близки. У нас были спонсоры, мы подали заявку в FIA, но не создание собственной команды было моей целью – я хотел сам сесть за руль, а если люди готовы в это вкладывать, почему не попробовать такой сценарий?

Вопрос: Что вы чувствовали, когда в 2006-м вас уволили из BMW Sauber?
Жак Вильнёв: Меня уволили, и я был очень расстроен, ведь выступал лучше напарника Ника Хайдфельда – очевидного повода не было. Особенно неприятно, что со мной обошлись без должного уважения, хотя я многого добился в спорте. Я знал, что причина – позиция одного из главных акционеров. Но я знал, что это произойдёт. Зимой в контракте появились изменения, по которым я понял, что команда больше во мне не заинтересована.

Вопрос: Вы сожалеете, что активная карьера в Формуле 1 завершилась таким образом?
Жак Вильнёв: В тот момент я не был к этому готов, но такова жизнь. Я не первый, с кем это произошло, и не последний.

Вопрос: Потом ещё был сомнительный проект Stefan GP, ходили слухи, что вы даже прошли подгонку сиденья…
Жак Вильнёв: Я не знаю, существовала ли эта команда на самом деле. Меня пригласили на подгонку сиденья, не предложив контракта. Они работали с машинами Toyota, но в итоге ничего не получилось.

Вопрос: Сейчас вам 44 года. Вы можете представить себе возвращение в Формулу 1?
Жак Вильнёв: Почему нет? Современные машины пилотировать не так сложно. В чемпионат приходят гонщики без серьёзного опыта и сразу оказываются быстры. Сейчас машины гораздо медленнее в поворотах, чем в моё время, так что это не стало бы проблемой.

Вам также может понравиться ...