Бруно Сенна, Нельсон Пике, Николя Прост: Мы ненавидим друг друга!

Current-E-Berlin-2015-Friday-Formula-E-Bruno-Senna-prepares-in-Mahindra-Racing-garage-870x580Пилоты второго поколения именитых чемпионов Бруно Сенна, Николя Прост и Нельсон Пике рассказали о своих успехах в Формуле-Е и Формуле-1. Интересенйшее интервью открывает знакомых пилотов совершенно с разных сторон.

Вопрос: Нельсон, Бруно, Николя, что вы можете сказать об опыте выступлений в Формуле Е, гоночной серии нового поколения?
Нельсон Пике: Прежде всего, я чувствую, что я вместе со своим поколением. Поколение моего отца – люди, которые намного старше нас. А я по-прежнему молод – мне 25 (это он шутит, ведь летом ему исполнится 30).

Бруно Сенна: Да, точно, ты даже не повзрослел! Если серьезно, в Формуле E мы стоим у истоков нового проекта, который, надеюсь, изменит будущее автоспорта. Здорово участвовать в этом с самого начала.

Николя Прост: Это точно. Я не смотрю на это как на проблему поколений – здесь мы создаем нечто новое и боремся друг с другом.

Вопрос: Что даёт Формула E для развития автоспорта?
Бруно Сенна: Она может привлечь в автоспорт больше крупных компаний. Формула Е – долгосрочный проект, а это должно привлекать новых спонсоров и молодых болельщиков. Сейчас молодежь меньше интересуется классическим автоспортом.

Николя Прост: С экологическими проблемами сталкиваются многие виды спорта, а автоспорт особенно. Надо понять, как гарантировать ему будущее и сделать его более экологически чистым. Большинство воспринимает его как один из источников загрязнения окружающей среды.

Нельсон Пике: Это нечестно! Вы уже всё сказали за меня.

Бруно Сенна: Хорошо, на следующий вопрос первым отвечаешь ты.

Вопрос: Занялись ли вы автоспортом, если бы не ваши отцы и ваш дядя?
Нельсон Пике: Теперь я вынужден первым отвечать на сложный вопрос. Сначала я жил не с отцом, а с матерью. Мои родители быстро расстались, и я жил обычной жизнью и не интересовался автоспортом, хотя играл в машинки, которые мне дарила мама.

Вопрос: А потом?
Нельсон Пике: В восемь лет я переехал к отцу в Бразилию. У него пять сыновей, он никогда не подталкивал нас в каком-то определенном направлении, но помогал каждый раз, когда мы стремились чего-то добиться. Только двое из нас действительно захотели стать гонщиками, один из моих младших братьев тоже отлично выступает. Но самый младший всё это терпеть не может, он даже не приезжает на трассу.

Николя Прост: Когда растешь в такой обстановке, выше вероятность, что у вас появится желание заняться автоспортом. Но сначала моим родителям не нравилась эта идея. У отца было сильное влияние в семье, но в большей степени меня воспитывала мать. Она была преподавателем, поэтому школа была важнее всего.

Вопрос: Вы хорошо учились?
Николя Прост: Да. Пришлось – в противном случае у меня были бы проблемы. Лично я рано захотел стать гонщиком, но мои родители были против. Первые несколько лет отец не помогал мне – он считал, что я должен идти своим путём.

Бруно Сенна: Мой дед первым посадил меня за руль карта. Это пошло не от Айртона. Но из-за него в нашей семье постоянно говорили об автоспорте. Мне кажется, любой мальчишка с удовольствием играет в машинки. Но если о них постоянно говорят, то желание стать гонщиком усиливается.

Вопрос: После гибели Айртона вы перестали заниматься картингом.
Бруно Сенна: Мне пришлось это сделать. И потом мне было нелегко убедить мать, что я хочу заниматься именно автоспортом. Так продолжалось до тех пор, пока дед не смирился, иначе всё это продолжалось бы ещё дольше.

Вопрос: Что изменилось в автоспорте за одно поколение?
Бруно Сенна: Машины стали заметно лучше. Тогда гонки были гораздо более утомительными в плане физической нагрузки. Нужно было аккуратнее пилотировать, чтобы добраться до финиша, так как машины были гораздо менее надёжными и быстрее ломались. И я считаю, что тогда гонщики гораздо уважительнее относились друг к другу, чем сегодня.

Николя Прост: Для меня решающую роль играет то, что сегодня мы можем активнее вмешиваться в настройки техники. И гонщик по-прежнему играет важную роль.

Нельсон Пике: Прежде чем стать гонщиком, мой отец был механиком. Это помогло ему добиться успеха. Он был быстрым, но кроме этого он лучше других ориентировался в технике. Я считаю, что именно за счет этого он выиграл титул в 1987 году в борьбе с Найджеллом Мэнселлом. Хотя сегодня это не особенно бы ему помогло. В любом случае инженеры всё видят по данным телеметрии.

Вопрос: В чем сходство с вашими отцами и вашим дядей?
Бруно Сенна: Я всегда стараюсь максимально выложиться. Таким был подход Айртона. В остальном, даже визуально мы похожи на своих родителей и дядю, но вероятно есть что-то еще. Например, я вижу что у Нельсона и Николя есть сходство с их отцами.

Нельсон Пике: Правда? Мне самому сложно делать подобные сравнения – со стороны виднее. Кроме того, я был совсем маленьким, когда выступал отец, поэтому не знаю, как он тогда работал.

Николя Прост: В любом случае отец — совсем другой человек. Отец – это отец.

Вопрос: Ваша фамилия помогала вам или препятствовала в карьере?
Нельсон Пике: Мне это помогло, и дело не только в имени отца, но и в связях, которые у него. Не знаю, смог бы добиться такого без его помощи.

Бруно Сенна: Фамилия, конечно, мне тоже помогла. Сегодня в принципе сложно дебютировать в автоспорте: там не всегда обращают внимание только на результаты и скорость. Известная фамилия – это преимущество как раз в самом начале, когда вы ищете спонсоров, которые необходимы для дебюта.

Нельсон Пике: Сегодня автоспорт, как и другие виды спорта становится всё более коммерческим. И если сейчас у спонсора есть выбор между, например, Бруно Сенной и неизвестным гонщиком, то понятно, на ком он остановится. Конечно, он предпочтет известного гонщика.

Вопрос: Где это является более существенным преимуществом, в Формуле E или Формуле 1?
Бруно Сенна: Это не играет особой роли. Мы всегда помним об успехах наших знаменитых родственников, даже если аудитория Формулы E не обращает внимания на историю. Преимущество Формулы E над Формулой 1 в том, что Формуле 1 гораздо важнее оказаться за рулем правильной машины, чтобы получить шанс на победу.

Николя Прост: Да, в Формуле E многое зависит от гонщика. В 80-е в Формуле 1 тоже бывало, что претендовать на победу могли гонщики четырёх или пяти команд, поскольку какие-то трассы больше подходили одним машинам, какие-то — другим. McLaren, Lotus, Williams, Ferrari и возможно какая-нибудь неожиданная команда – вот кто тогда выигрывал гонки. Сегодня если вы не выступаете в Mercedes, надо надеяться на проблемы у соперников.

Вопрос: На что надо обратить внимание Формуле E, чтобы сохранить этот баланс?
Николя Прост: Что бы развиваться, надо отдавать предпочтение не самым богатым командам, а тем, где работают самые толковые специалисты. Отчасти в 2012-м а затем в 2013-м бюджет Lotus был наполовину меньше, чем у топ-команд, но команда добивалась отличных результатов. Сегодня из-за нового регламента выросли расходы, и эта схема больше не работает. Теперь самые богатые команды – самые успешные. Однако если Формула E создаст правильную организацию, то у нее большое будущее.

Вопрос: Вы хотите продолжить карьеру в этом чемпионате?
Нельсон Пике: Конечно. Хотя бы потому, что здесь вечеринки лучше, чем в Формуле 1!

Николя Прост: Разумеется.

Бруно Сенна: Да. Это доставляет огромное удовольствие. И тут мы отлично понимаем друг друга.

Вопрос: Возможно, этим вы отличаетесь от предыдущего поколения?
Нельсон Пике (смеется): Всё что мы сейчас делаем – это специально для вашего интервью! На самом деле мы ненавидим друг друга!

Источник: http://www.f1news.ru/interview/brunosenna/103898.shtml

Вам также может понравиться ...

  • Лёша

    Такое же интервью есть на сайте F1News.ru… Просто для заметок.

    • Станислав

      Внизу мы указали источник)